© 2016 - 2017 Электронный архив национальной периодики.
uz ru en

Слово главного редактора

№2 (944)   02.03.2016    1317
Аннотация:

Прошло шесть лет, как ЕГЭ стал единственной формой выпускных экзаменов в школе, но страсти между сторонниками и противниками ЕГЭ продолжают кипеть. Кто перетянет канат? Общество или Министерство образования и науки РФ? Думаю, победителя не будет, а проигравших много. 

Ключевые слова:

стандарт, качество

Прошло шесть лет, как ЕГЭ стал единственной формой выпускных экзаменов в школе, но страсти между сторонниками и противниками ЕГЭ продолжают кипеть. Кто перетянет канат? Общество или Министерство образования и науки РФ? Думаю, победителя не будет, а проигравших много. 


Такой вывод я сделал для себя (вы можете с ним не согласиться) после ряда бесед с ребятами, которые сдавали ЕГЭ. Поступив в институт и приступив к занятиям, они столкнулись с массой трудностей, ведь знаний у них для вуза было, прямо скажем, маловато. А тестознания через неделю после сдачи просто улетучились. Когда преподаватель института попросил их решить простые задачи по физике и объяснить смысл приведенных формул, они не смогли выполнить задание. 

Все единодушно отмечают, что уровень студентов первых курсов заметно упал после введения ЕГЭ. А стране нужны высококвалифицированные инженеры, врачи, педагоги, экономисты. И каких специалистов выпустит институт провинциального города? Туда поступают в основном школьники с низкими баллами. 

Федеральная целевая программа развития образования на 2016 — 2020 гг. предусматривает закрытие 40% российских вузов и 80% их филиалов. Более того, собираются закрыть досрочно. Напоминаю: в пересчете на количество населения число университетов в США примерно вдвое больше, чем в России, а многие страны объявили своей национальной идеей именно открытие новых университетов. Почему же мы идем другим путем? 

Не так давно, с исторической точки зрения, Минобрнауки России призывало открывать в регионах филиалы московских и питерских вузов. Цель — повышение качества образования. Одни чиновники понаоткрывали, другие теперь закрывают. Что это за политика? Зачем ломать систему высшего образования? 

Встречался со старым другом, профессором одного объединенного университета (объединение университетов — очередная мода). Вот что он мне поведал: «Уже два года не работаем, а выясняем отношения. Мои уволенные коллеги прозябают, не могут найти достойной работы. Значит, указ о создании 25 млн. высокотехнологичных рабочих мест — это липа? Кто-то должен отвечать за неисполнение указа?» 

Специальные исследования, проведенные в США и Новосибирске, показали, что люди с высшим образованием создают в среднем вдвое больше валового внутреннего продукта на душу населения, чем люди, такого образования не имеющие. «Надежда привлечь молодежь в систему среднего профессионального образования — сомнительна. Учреждения специального профессионального образования (СПО) в подавляющем большинстве финансируются из региональных бюджетов, а долги регионов приближаются к 2,5 трлн. р., поэтому нет оснований ожидать, что субъекты РФ увеличат число бюджетных учебных мест в учреждениях СПО. А значит, часть выпускников школ пополнит ряды безработных в стране», — так заявил депутат Госдумы РФ О.Н. Смолин на одном из заседаний нижней палаты парламента. 

Еще в XIX в. знаменитый французский философ и историк Ж.-Э. Ренан сказал: «Вопрос об образовании есть для современных обществ вопрос жизни и смерти, вопрос, от которого зависит их будущее».

Литература